Доктор Цитрамончик
Медицинские видео приколы Дантист Гинеколог Сексопатолог Бросай курить! Врачи в больнице Хирург
Медицинский юмор
Доктор Цитрамончик главная | о проекте | гостевая книга | ссылки | рассылка citru.ru
Доктор Цитрамончик

Медицинские истории - 3

Рассказы, истории, медицинские байки

[4] [3] [2] [1]

***

Медицинская сказка "Вкусный пирог с капустой"

Умер пирог с капустой. Только вынули его из духовки, а он весь побледнел. "Ах, - говорит, - помираю". И все тут. Лежит, не шевелится. Собрались вокруг доктора, стали думать. Один доктор говорит: "Нужно больному горчичники поставить". Другой говорит: "Нужно поставить клизму". Третий слабительное прописал. А четвертый доктор оказался хирургом. Вынул свой скальпель и чуть было не отрезал кусок пирога. Ему по рукам дали: не лезь раньше времени. А пирог уже и не дышит. И пульса в нем нет. Умер пирог. Повезли его на машине - и не на скорой помощи, а на милицейской машине с мигалками и сиреной, чтоб быстрее. Везут быстро, а куда ехать, не знают. Один доктор говорит: "В морг". Другой: "В реанимацию". Один: "В морг". Другой: "В реанимацию". "В морг, - говорит хирург, - обязательно в морг". И скальпель свой уже достает из кармана. Но привезли все-таки не в морг, а в реанимацию. А в реанимации сидит свой доктор: в очках и с бородкой. И говорит он: "Это не простая смерть у Вашего пациента, а клиническая. Поэтому дело поправимое". Достал свой большой шприц и сделал пирогу укол в мягкое место. Пирог пошевелился, вздохнул, глаза открыл, спрашивает: "Где это я?". "Будет жить", - сказал доктор с бородкой. А хирург опять достает свой скальпель, спрашивает: "Теперь-то уж можно?". Ему по рукам дали, повезли пирог обратно на той же машине с мигалками и сиреной. Быстро ехали и к ужину как раз успели. Положили пирог на блюдо. Поставили на стол. На восемь частей разрезали. Каждому - по куску, а мальчику Леше - самый большой.

Михаил Гаехо, gayoho.newmail.ru

***

История болезни

У Николая Почкина болело внутри.
Началось с живота, а потом пошло повсеместно - то в пояснице ныло, то в боку, то под ребрами. Около месяца Почкин маялся - думал, пройдет само, а потом пошел к врачу.
- Почкин? - спросил доктор, беря в руки медицинскую карту Николая. - А от каких, позвольте поинтересоваться, почек произрастает Ваша фамилия? От дубовых, еловых или от нашего одноименного внутреннего органа?
- Не знаю, - сказал Николай.
- Не помним, значит, своих корней, - с легкой укоризной произнес доктор. - Что ж, раздевайтесь.
Осмотрев Почкина, помяв его и простукав со всех сторон, доктор позволил ему одеться и жестом руки пригласил сесть в какое-то кресло с подголовником, стоявшее в стороне у отгороженного ширмой угла.
- Иногда в животе болит, - сказал Николай, - иногда в боку, иногда в пояснице.
- Откройте рот, - попросил доктор, и Почкин с опаской подумал, что кресло, в котором он сидит, как-то слишком похоже на зубоврачебное; тут же на столике рядом он заметил и инструменты довольно зловещего вида.
- Может, не надо, - сказал Почкин.
- Это Вы уж мне предоставьте решать, надо или не надо, - строго произнес доктор.
"Может быть, он просто горло хочет проверить", - подумал Почкин и открыл рот.
- Кариес, - сказал доктор, - запустили Вы свои зубы, молодой человек.
- Собственно, я по поводу живота пришел, в котором болит, - стал объяснять Почкин, - и еще в боку болит, в пояснице...
- Не закрывайте рот, - оборвал его доктор, - до живота Вашего еще дойдет очередь.
Он отодвинул ширму справа от кресла. "Вот полный финиш", - подумал Николай. За ширмой, как предмет из кошмарного сна, стояла бормашина.
- Нет, не хочу, - быстро сказал Николай.
- Закройте рот и не мешайте работать, - сказал доктор, - то есть наоборот, откройте рот, но молчите. Согласитесь, - добавил он уже мягче, - что в пациенте все должно быть приведено в порядок: и живот, и бока, и поясница, и зубы.
- Но зубы я хочу лечить у зубного, - сказал Почкин.
- Что значит "хочу"? - удивился доктор. - Если уж назвались груздем, то позвольте. Откройте рот. Он наклонился над Николаем и приблизил к его сомкнутым губам руку с инструментом.
Николай замычал и мотнул головой.
- Вы удивляете меня своей несознательностью, - сказал доктор. - На работе ведь у Вас есть начальник, Вы выполняете его предписания. На улице слушаетесь милиционера. А здесь, в поликлинике, врач Вам начальник. Иными словами - я, поэтому будьте добры...
- Вот, в животе опять заболело, в боку, в пояснице. Наверное, от волнения, - сказал Почкин, делая попытку напомнить о своем основном недуге.
- А Вы не волнуйтесь, - сказал доктор. - Откройте рот.
"Ничего не поделаешь", - подумал Николай, сдаваясь, и открыл рот.
- Вот и прекрасно, - доктор включил бормашину. - Знаете, я с детства хотел стать стоматологом, но судьба распорядилась иначе. - Он вздохнул. - Я уже думал, что жизнь не сложилась, но тут возникла эта идея о кабинете комплексного обслуживания. Новый, так сказать, сервис... Ничего, ничего, потерпите. Не мычите так, я не глухой. Больно, знаю, но машина у нас старая, однажды уже списанная, нам выбирать не приходится. Еще немного... А вот этот надо бы удалить... Ладно, ладно, согласен, в другой раз. Вот и все. Сплюньте.
Почкин поднялся с кресла и, пошатываясь, пошел к выходу.
- А как же Ваш живот, бок, поясница? - крикнул ему вдогонку доктор.
Николай не обернулся.
На улице была весна. Все таяло. Светило солнце.
Николай Почкин шел и с облегчением дышал грудью.
Ничего у него внутри не болело.

У Николая Почкина болело внутри.
То в животе ныло, то в боку кололо, то в пояснице, то под ребрами, короче говоря - повсеместно.
Почкин пробовал класть на живот грелку, глотал какие-то таблетки. Один раз даже был у врача, но не вылечился там, а чуть не лишился зуба.
Почкин никак не мог решиться пойти к врачу снова, однако случилось так, что, поменяв квартиру, он переехал в другой район. Поликлинику он тоже сменил и к новому врачу пошел почти без опасений.
- Болит? - спросил доктор.
- Болит, - сказал Николай.
- Ноющая боль? - спросил доктор. - Колющая? Или, может быть, режущая?
- Сильная, - сказал Николай.
- Мы запишем "острая", если не возражаете.
- Пишите "острая".
- Хотя, может быть, и не стоит записывать, - задумчиво произнес доктор, - ведь если "острая" и к тому же здесь - он показал пальцем на живот Почкина, то Вас, вообще говоря, следует госпитализировать. Вы хотите госпитализироваться?
- Не хочу, - сказал Николай.
- Тогда подождем записывать, а дадим Вам лучше направления на анализы: кровь, кал, моча... На спид провериться не желаете?
- Вы так думаете? - спросил Николай.
- Не думаю, - сказал доктор, - но время наше такое. Многие сами просят.
- Тогда не надо.
- В таком случае приходите в среду, - сказал доктор.
В среду Николай пришел с анализами.
- Болит? - спросил его доктор.
- Болит, - сказал Николай.
- Ноющая боль? Колющая? Или, может быть, режущая?
- Сильная, - сказал Николай.
- Можно записать "острая", если не возражаете.
- Пишите "острая".
- Но тогда придется направить Вас на госпитализацию.
- В больницу не хочу, - сказал Николай.
- И что с Вами в таком случае делать? - вздохнул доктор. - Хорошо, подождем записывать, а дадим Вам направление на флюорографию... лучше даже на рентген. На спид провериться не желаете?
- На спид не надо.
- Как знаете, но время наше такое, многие сами просят. Что ж, сделаете рентген и в понедельник приходите.
В понедельник Николай пришел.
- Болит? - спросил его доктор.
- Болит, - сказал Николай.
- Ноющая боль? Колющая? Или режущая?
- Сильная, - сказал Николай.
- Можно записать "острая", если не возражаете против госпитализации.
- В больницу не хочу, - сказал Николай.
- Я не совсем понимаю, чего Вам тогда нужно, - сказал доктор. - Госпитализироваться не хотите, на спид не желаете. Другие вот сами просят, потому что время такое... Выписать Вам, что ли, направление на кардиограмму? Вы не против?
- Не против, - согласился Николай.
- Тогда приходите в четверг с кардиограммой. Или нет, постойте. Давайте-ка мы Вам температуру замерим.
Почкин отсидел положенное время с градусником, чувствуя нездоровый озноб внутри, и что боль его из привычных мест обитания перемещается куда-то в голову.
- Так у Вас же температура! - радостно воскликнул доктор, посмотрев на градусник. - Что же Вы сразу не сказали? Покажите язык. Ну конечно, грипп. Так сами же Вы и виноваты. Вздумалось Вам болеть, когда в городе эпидемия гриппа. Ладно. Больничный я Вам выпишу. А как от гриппа лечиться Вы, я думаю, знаете.
- Знаю, - сказал Почкин.
- Тогда до свиданья, - сказал доктор, - или лучше не до свидания, а будьте здоровы.
Почкин шел домой по улице. Светило солнце.
В аптечном киоске он купил аспирину.
Его знобило, конечно, но ничего внутри не болело. Кроме одной головы, так ей ведь положено.

У Николая Почкина болело внутри.
Болело в разных местах и по-разному. То сильней, то слабее. Иногда проходило вовсе, но через какое-то время возвращалось и болело снова.
Почкин то терпел, то начинал лечиться, к врачам тоже ходил два раза, но особого смысла не нашел в этих хождениях.
Тут в поликлинике произошла какая-то реорганизация. Узнав, что участковый врач у него теперь другой, Николай решил попытать счастья.
- Почкин? - спросил доктор, беря в руки медицинскую карту Николая. - Пару лет назад мне встречался один Почкин. Не Ваш родственник, случайно?
- Не мой, - сказал Николай.
- Хороший был больной, - доктор вздохнул. - Ну что ж, раздевайтесь.
Доктор прослушал Почкина, простукал, осмотрел с разных сторон, и горло проверил, и пульс - все, как делают доктора, но это был особенно внимательный доктор. Потом, уложив на кушетку, мял Николаю живот, давил в разных местах. "Болит?" - спрашивал. "Здесь пока не болит", - отвечал Николай. У него как раз был временный период облегчения.
- Собственно, сейчас у меня ничего не болит, а болит вообще, - признался, наконец, Николай.
- С Вами трудно, - заметил доктор, несильно ударяя Николая по почкам.
- Нет, пока не болит, - сказал Николай.
- А когда болит, то боль ноющая или колющая? - спросил доктор. - А может быть, режущая?
- Сильная.
- Сильная, но потом проходит?
- Проходит.
- Несколько лет тому назад у меня были такие перемежающиеся боли, - сказал доктор. - То в боку болело, то в животе, то в пояснице. И то сильней, то слабее. Знаете, иногда к вечеру разыграется так, что не заснуть.
- Да, да, и у меня тоже, - закивал головой Почкин.
- Совершенно необъяснимого происхождения боли, - продолжал доктор. - Медицина только разводила руками.
- И что же? - спросил Почкин.
- В один прекрасный день все прошло таким же необъяснимым образом, как началось. Хотя и нельзя сказать, чтобы совсем без последствий, - доктор вздохнул. - Но в нашем случае на это, видимо, рассчитывать не приходится? - он вопросительно посмотрел на Почкина. - Поэтому выпишем мы Вам направление на анализы: кровь, кал, моча... На спид провериться не желаете?
Николай мотнул головой.
- Ваше дело. Хотя лично я проверяюсь регулярно. И в прошлом году, знаете, анализ предстал положительным. Случилась, конечно, ошибка, но она стоила мне нескольких седых волос, - он огладил ладонью свою добрую докторскую бородку, седую, кажется, до последнего волоса. - Ну да не будем отвлекаться. Сделаете анализы и приходите. И желательно, чтобы Ваш недуг, как-то проявил себя во время визита, - он смутился, словно стесняясь сказать, и понизил голос, - то есть эта Ваша боль, о которой Вы говорите. Так, знаете, будет легче с диагнозом. Вы понимаете?
Через три дня Николай пришел, доктор узнал его, как знакомого.
- Болит? - спросил он.
- Болит, - сказал Николай, - но не в данный момент, а вообще.
- Да, с Вами трудно, - заметил доктор. - Вот до Вас Почкин - хороший был больной.
- А к вечеру разойдется, - сказал Почкин.
- Ну так и пришли бы вечером, - сказал доктор. - Что Вам стоило? Хотя я могу понять Вас, у меня тоже в свое время болело так же необъяснимо. И прошло, надо сказать, не без последствий.
Он вздохнул, просмотрел почкинские анализы, какое-то время молчал, оглаживая рукой свою докторскую бородку.
- Я не сказал бы, что у Вас что-то должно болеть, - произнес он, наконец.
- Болит, - сказал Почкин.
- Давайте устроим небольшую проверку, - предложил доктор. - Сядьте свободно, ручки попрошу вперед, пальчики раздвинем. Не напрягайтесь. Достаточно. А теперь посмотрите на меня.
Доктор встал и сделал сам свое упражнение - вытянул вперед руки с растопыренными пальцами. Пальцы его тряслись дрожью.
- Тремор, - объяснил он, - дрожание. В моем случае - очень тревожный симптом. Медицина разводит руками, - он поднялся со стула и развел руками. - А Вас я попрошу еще раз.
Николай снова вытянул руки вперед и пальцы сделал.
- Вам можно позавидовать, - вздохнул доктор, - и, кстати, Вашему анализу крови. Это безусловно. Я, во всяком случае, завидую.
Он пригласил Николая ближе к столу.
- Моя кардиограмма, - сказал он и показал кардиограмму. - У человека без симптомов здесь такой бы имелся зубец, - он показал пальцем, - а что у меня здесь, Вы сами видите.
- Да, - согласился Николай, - и это означает, наверное, что у Вас есть симптомы.
- Есть симптомы, - подтвердил доктор.
- А у меня?
- А у Вас - нет. Хотите, я Вам выпишу направление на кардиограмму? И постарайтесь прийти в то время, когда у Вас действительно болит то, что болит, а не, так сказать, вообще. Вы понимаете?
Николай кивнул.
- А я постараюсь что-нибудь придумать относительно Вашего диагноза.
Почкин пришел в поликлинику примерно через неделю, дождавшись дня, когда болеть в боку начало уже утром. Но к тому времени, когда подошла его очередь, болеть перестало. "Часик подожду, и тогда заболит снова", - подумал Почкин и договорился со старухами в очереди, что пропустит их вперед, а сам подождет какое-то время. Он пропустил их пять или шесть, пока заболело. Но седьмая старуха не помнила никакой договоренности, ничего не знала и Почкин, как опоздавший, должен был проходить в конце приема. В очереди зашумели. Какой-то инвалид с палкой оказался рядом, и уже сердито замахивался этой палкой, оттесняя Почкина от двери в докторский кабинет.
- Но Иван Семенович... - пробормотал Почкин.
Это было имя доктора и оно неожиданно произвело необыкновенное действие. Стало тихо.
- Иван Семенович? - переспросила седьмая старуха.
- Иван Семенович меня просил именно в это время, - объяснил Николай.
- Иван Семенович святой человек, - сказала седьмая.
- Ангел! - воскликнула тонким голосом ее соседка. - Это ангел!
- Страдалец, - прошелестела еще одна за спиной Николая. - За грехи наши.
Все умиротворенно замолчали. И даже строгий инвалид с палкой отвернулся и принялся разглядывать на стене плакат о бешеных собаках, делая вид, что не замечает, как Николай проходит в дверь без очереди.
- Могу сказать Вам с определенностью, дни мои сочтены, - доктор улыбнулся тихо и грустно и добавил к сказанному два слова по латыни - диагноз неизвестной Николаю болезни.
Некоторое время оба взаимно молчали.
- Ну что же, - сказал наконец доктор, - я думал о Вас. В конце концов, как ни печально было бы положение моих дел, здесь, в этой комнате, быть больным - это исключительно Ваша прерогатива. Иметь симптомы, приносить жалобы - Ваше право.
Он сделал паузу и спросил участливо:
- Болит у Вас?
- Болит, - сказал Почкин, - прямо сейчас. В животе болит и в боку.
- Такая наша судьба, - вздохнул доктор. - У Вас вот болит при всех остальных, надо сказать, превосходных показателях, а у меня не болит, но - увы, увы... И все же, я Вам скажу, никогда нельзя отчаиваться. В конце концов, что бы нас ни беспокоило, это всегда, может быть, только мелочи по сравнению с чем-нибудь худшим. Нет, не теряйте надежды. Вот возьмите мой случай. Лет двадцать тому назад со мной уже было нечто подобное, врачи так же приговорили, развели руками... И что же, больше двадцати лет прожил с тех пор вопреки прогнозам. Так что не теряйте надежды ни в коем случае, бывает ведь и хуже. А в предстоящем Вам благоприятном исходе я по большому счету уверен.
Голос у него дрогнул и лицо изменилось. Он вынул из стола темный пузырек с притертой пробкой, отмерил несколько капель в стаканчик, залил водой, выпил. Слабым манием поднял руку, прощаясь:
- Могу только пожелать Вам здоровья, молодой человек.
Николай Почкин шел по улице домой. Светило солнце.
Почкин шел, стараясь дышать полной грудью, несмотря на то, что в боку болело при вдохе и выдохе. В душе у него рождался оптимизм и надежда на лучший исход в перспективе. А если и болело внутри, так это, конечно, были мелочи по сравнению с худшим.

Михаил Гаехо, gayoho.newmail.ru

***

Рожала как-то девушка крупного ребенка, он ей конечно же все порвал и пришлось после родов все зашивать. Попалась она в ручки молоденького практиканта, он там чего-то долго колдовал, потом отодвинулся от операционного поля, посмотрел и изрек:
- Не знаю, как раньше было - но сейчас - идеально!

***

Компьютерный вирус поражает человека

Общеизвестно, что люди на Земле делятся на нормальных и тех, кто занимается компьютерами. Причем первых с каждым годом становится все меньше и меньше.

Стадии заболевания:

1. Первая стадия (легкая)

Симптомы: Человек садится за компьютер, включает его, работает и уходит домой в конце рабочего дня, после чего не вспоминает о компьютере до следующего утра. Аппетит и сон нормальные, головные боли отсутствуют.

Лечение: В лечении временно не нуждается.

2. Вторая стадия (полулегкая)

Симптомы: У больного наблюдается повышенный интерес к компьютеру, выражающийся в нездоровом возбуждении, охватывающем его при виде указанного объекта. Аппетит нормальный. Сон беспокойный со вскрикиваниями и повизгиваниями. Задерживается на работе на 2–3 часа и топчет кнопки.

Лечение: Удалить больного от компьютера. Компьютерную литературу убрать в недоступное место. С работы встречать.

3. Третья стадия (средней тяжести)

Симптомы: Больной задерживается на работе более 4–5 часов после окончания рабочего дня, копит деньги на домашний компьютер. В обиходе начинает употреблять компьютерную терминологию и не реагирует на расширенные глаза окружающих. Аппетит повышенный. Сон беспокойный с выкрикиванием компьютерных словечек и беспричинным смехом. Приходит в резкое возбуждение при виде компьютера или при встрече с больным 3-й стадии и выше. В этом случае болезнь может перейти в 4-ю стадию.

Лечение: Больного изолировать от общества и от компьютера, деньги отобрать, женить. При бурном поведении и отказе от лечения немедленно госпитализировать.

4. Четвертая стадия (тяжелая)

Симптомы: Больной покупает модем и компьютер. Речь изобилует различными компьютерными словечками и их сочетаниями. Изобретает новые слова, копит деньги на выделенную телефонную линию. Аппетит сильно повышен. Ест любую пищу в любое время суток при ее наличии. Спит 3–4 часа в день, т.к. ночью звонит по модему и при каждом соединении издает вопли, описанные в 3-ем томе книги "Жизнь животных". Половое влечение снижено. Рвота и работа полностью отсутствуют.

Лечение: Лечению подлежит только в стационаре.

5. Пятая стадия (Безнадежная)

Симптомы: Больной заводит у себя BBS, которой уделяет все свободное от звонков и программирования время. Речь невнятная, состоящая на 80 и более процентов из компьютерного жаргона со спецтеpминами. Аппетит и сон отсутствуют. Ест только то, что попадает в пределы прямой видимости ,независимо от вида и качества продукта, на окружающих обращает внимание только в том случае, если они произносят фразы, связанные с компьютером. Половое влечение отсутствует полностью, т.к. периодически испытывает чувство глубокого удовлетворения от строки на экране "Connect 33600...". Держит около компьютера ночную вазу и пачку чая, которую забывает развести в воде.

Лечение: Лечению не подлежит.

***

Сестра широкого профиля

"Это медсестра, которая умеет делать все, - так отзывается о Санниковой старшая медсестра больницы Анна Алексеевна Игрина. - Она так и зовется - сестра широкого профиля. Возьмет больного - доведет до конца"

Газета "Нефтеюганский рабочий"

***

Живой труп

Случилось однажды ЧП - в отделении умер пациент. Врач этого самого отделения вызывает к себе двух молоденьких сестренок и говорит, чтобы они свезли пациента с четвертого на первый этаж и отдали в руки тем, кто им, собственно, теперь будет заниматься. Надо сказать, что здание этой самой больницы достаточно старое и грузовые лифты там вообще отсутствуют. Поэтому, пришлось посадить тело на кресло-каталку и повезти к пассажирскому лифту. Но тут выяснилась деталь - ни одной из барышень в лифте с телом ехать не хочется... После некоторого раздумья решили сделать просто. Одна из них, оставаясь на четвертом этаже, отправляет лифт, а другая - ловит его на первом.
Первая спускается с четвертого этажа и находит свою подругу около лифта в совершенно ошарашенном и удивленном виде. Каково же было ее удивление, когда она подошла к лифту и увидала... что он пуст! То есть - совсем пуст... Ситуация - интереснее не бывает. Мало того, что сами по себе покойники в этом отделении были редкостью, ходячих среди них не было еще ни одного. Пошли искать. Искать, опять таки, не совсем удобно. Не будешь ведь спрашивать у проходящих мимо: "Вы тут покойника, который проезжал на кресле, не видели?" Кошмар!
И вот, уже изрядно устав от поисков, случайно, по какому-то делу зашли в кабинет к молодому (ох, уж эти молодые врачи!) анестезиологу. Тот в это время был невероятно занят. Склонившись над кушеткой, он делал массаж сердца, искусственное дыхание, одним словом - все известные ему мероприятия интенсивной терапии... правильно, сбежавшему покойнику. Человека отвлекать было не совсем удобно, да и врачи не любят, когда к ним с советами лезут молоденькие медсестры, вот наши героини минут десять наблюдали эту живописную картину. И только потом, дождавшись некоторой паузы в этом благородном, но, увы, бесполезном порыве, девочки рассказали ему все...
А дело было так. Врач-анестезиолог ждал своего лифта, когда дверь открылась, и на него почти выкатилось кресло с человеком. "Поскольку человек ехал один, значит, в лифт он зашел самостоятельно", - думал наш доктор. "Значит, плохо ему стало уже в самом лифте!" Дальше - прямое следование клятве Гиппократа. Вот за этим делом его и застали наши героини, и мы с Вами, дорогой читатель.

Игорь Морчевский

***

Лампочка

Как-то раз, в Москве проходил слет, чего-то типа заслуженных преподавателей, среди огромного их количества оказалось всего три мужика. Ну, они естественно решили это дело отметить. Собрались у одного из них в номере, и давай отмечать. Тут в люстре перегорает стоваттная лампочка. Они зовут ответственную за лампочки бабушку, эта бабушка меняет им лампочку, а перегоревшую оставляет на столике. Преподаватели уже изрядно наотмечались, сидят, балдеют, тут один, смотря на эту лампочку, просвещает остальных, что, если стоваттную лампочку засунуть в рот, то обратно ее уже не вытащить. Завязывается спор. Один из оппонентов - преподаватель физики, говорит: "Как так?! Я - кандидат наук, со всей ответственностью заявляю, что если можно засунуть, то можно и вытащить!", и сует себе лампочку в рот, пытается высунуть, а она не высовывается. Они ее тянули, по разному пробовали, не выходит.

Ладно, решили ехать в травмпункт. Поймали такси, приехали, нашли медсестру. "Вот - говорят - мужик с лампочкой во рту. Что делать?" Медсестра думает: "Во приколисты!", начинает их посылать... Когда ей показывают потерпевшего она в испуге бежит за хирургом. Тот приходит, смотрит и бьет ребром ладони по месту в котором нижняя челюсть соединяется с черепом. У физика рот открывается еще шире, лампочка выскакивает, а мужик так и остается с открытым ртом. Хирург объясняет, что это нормально, просто мышцы были изрядно напряженны, а теперь наоборот, сильно расслабленны и сокращаться пока не будут, но часа через три можно уже будет пробовать говорить.

Заслуженные преподаватели благодарят врача и направляются назад в гостиницу на такси. Физик спереди, остальные сзади. Он и говорит: "Не могу понять, почему лампочка не выходит?" Химик ему: “Такого просто не может быть.” «Ну, на» - говорит ему физик, и передает лампочку. Химик засовывает ее в рот, пытается высунуть, а она не  вытаскивается. Едут назад. Ловят медсестру. Та в истерике бежит за хирургом. Хирург успокаивают медсестру, долго смеется, но лампочку вытаскивает.

Ловят частника. Едут в гостиницу. Двое сидят с открытыми ртами. Водила спрашивает: "Что, мол, дебилов везешь?" Способный говорить отвечает: "Какие дебилы, это кандидаты наук. Просто они лампочку в рот сунули, а вытащить не смогли". Водила не верит, его убеждают, он не убеждается, ему дают лампочку, он ее сует в рот, она не вытаскивается. Разворачиваются, едут в травмпункт. Ловят медсестру. Она в шоке. Ее откачивают, успокаивают и посылают за хирургом. Приходит хирург, долго и обильно матерится, проводит процедуру излечения и разбивает лампочку о стол. Говорит: "чтоб не повторялось!"

Садятся снова в машину, благодарный водила с открытым ртом везет их в гостиницу. Машину останавливает гаишник. Давай докапываться, в чем дело - три дебила и один алкаш в одной машине. Водила ему жестами пытается объяснить, у него не получается. Единственно, нормальный, но изрядно подвыпивший, объясняет гаишнику в чем дело. Тот молча идет в свою будку. Там гаснет свет. Гаишник возвращается, открывает заднюю дверь и жестами просит подвинуться. Садится, изо рта торчит цоколь лампочки. Едут в травмпункт. Ловят медсестру. С трудом доводят ее до транспортабельного состояния. Она, на неслушающихся ногах, направляется в сторону кабинета хирурга. Оттуда раздается женский вопль и грохот. Выходит хирург с неестественно открытым и не закрывающимся ртом...

А. Шалашов

***

Термометр

Физик Фаренгейт изобрел новый инструмент, который он назвал ртутным термометром. Однако идея использовать его для измерения температуры человеческого тела пришла к нему позже, когда Фаренгейт докладывал в Академии наук в пользе своего прибора, и в Академии ему сказали, что пусть он лучше это свое изобретение себе в задницу засунет.

***

Резьба по таблеткам

Мой сосед по общаге занимается своего рода искусством - резьбой по таблеткам. Раньше он занимался какими-то художественными промыслами, но денег это приносило ему не много. И вот тут одна его хорошая знакомая попросила его о довольно необычной услуге. Вы знаете, что такое "Фарматекс"? Его сейчас рекламируют - это химическое противозачаточное местного действия. А Вы видели саму таблетку? - Круглая, с дырочкой, да еще и с рельефной надписью. Вот это чудо фармацевтики и предстояло ему изготовить из обычного шипучего аспирина. Зачем? Дело в том, что девочка была немосковская, а гуляла в то время с обеспеченным порядочным москвичом. Теперь все понятно? В общем месяца через три парень, проклиная аптечных бракоделов, повел предприимчивую провинциалку в ЗАГС. И полились рекой заказы. Последний стоил 500 руб. Но сосед мой его выполнить не успел - очередной новоявленный папаша каким-то образом его вычислил (ох уж эта женская болтливость) и после серьезного разговора сосед попал в больницу. Скоро выписывается. Так что грядет демографический взрыв!

***

Шел. Упал. Опух. Умер.

Больница "Скорой помощи". Ночь. Дежурство. Все уже разошлись дрыхнуть. Время от времени вызывают дежурных принять новых больных, у каждого дежурного своя палата. И вот, наконец дошла очередь и до меня.
- Дима, иди в четвертую, там тебе привезли человека с закрытой черепно-мозговой травмой.
- Как состояние?
- Да, нормальное, мы дальше поехали.
Поднимаюсь в приемный покой, вижу, на столе никого нет, думаю, на каталке человек лежит, сейчас сестры примут и поднимем в палату. Беру сопроводиловку, читаю диагноз: "ЗЧМТ" (см. выше). Читаю дальше графу "Что случилось" и тихо офигеваю. "Шел. Упал. Опух. Умер." Мать честная, это что же скорая такую подлянку среди ночи устроила. Сами не хотят с покойником возиться, милицию вызывать, так они нам подсунули. Стал я вызывать бригаду, которая привезла этого товарища. Связали меня с ними по рации.
- Так-перетак, говорю, Вы мне кого привезли?
- А чего такого? Нормальная травма...
- Так, он же мертвый!
- Что уже умер? Мы же живого везли...
- У Вас что в сопроводиловке написано? "Шел. Упал. Опух. Умер."
Тишина на том конце. Потом через паузу.
- Дима, это мы торопились и сократили: Опухоль умеренная...
Подхожу к каталке, а там тихо посапывая спит в попу пьяный мужик со здоровенной шишкой на лбу.

***

Батюшка

Выдали нам на "скорой" длинные черные болоньевые куртки с капюшонами, чтобы мы по дороге к больному не мерзли. Так вот приезжает один наш сильно бородатый доктор в такой куртке на вызов. Холодно, куртка на все пуговицы застегнута, капюшон снять не успел. Открывает "припавшая" бабуля глаза, смотрит на доктора и говорит:
- Рано ты пришел, батюшка, я пока доктора вызывала...
Оптимистичная бабуля. А доктор бороду потом сбрил. Не знаю, почему. Куртки же "поповские" вся екатеринбургская "скорая" до сих пор носит.

***

[4] [3] [2] [1]

Citramon.NET - с юмором по жизни!




Статистика
меню:
главное меню:
| главная | о проекте | гостевая книга | ссылки | рассылка |